Иммунодепрессанты

Иммунотерапия при раке желудка

При раке желудка I–III стадии основным методом лечения является хирургическое удаление опухоли, нередко его дополняют курсом химиотерапии и лучевой терапии. На IV стадии, когда опухоль распространяется за пределы органа и дает метастазы, шансы на полную ремиссию стремятся к нулю. В таких случаях проводят лечение, направленное на замедление роста опухоли, сокращение её размеров, продление жизни пациента.

Именно на IV стадии, когда рак желудка не реагирует на другие виды лечения, может принести пользу иммунотерапия. Эффективны такие препараты, как трастузумаб и рамуцирумаб. В настоящее время исследования в отношении иммунотерапии при раке желудка ведутся в четырех основных направлениях: ингибиторы контрольных точек, таргетная иммунотерапия моноклональными антителами, противораковые вакцины и клеточная иммунотерапия.

Виды препаратов

Злокачественные опухоли молочной железы могут обладать разными молекулярно-генетическими свойствами, и это определяет их восприимчивость к тем или иным методам лечения. На поверхности некоторых клеток увеличено количество белка-рецептора HER2. Его активация заставляет раковые клетки размножаться. Рак груди является HER2-позитивным примерно у каждой пятой пациентки.

В настоящее время американским Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрены для клинического применения три иммунопрепарата (их же относят к таргетным препаратам) из группы моноклональных антител: трастузумаб (герцептин), пертузумаб (перьета), трастузумаб эмтанзин (кадсила). Другие виды иммунотерапии пока проходят клинические испытания.

Иммунотерапия: за и против

Несомненное преимущество иммунотерапии в том, что она зачастую работает в случаях, когда неэффективны другие виды лечения. Иммунопрепараты могут усилить основную терапию, существенно повысить шансы на успешную борьбу с раком. В отличие от химиопрепаратов, они не атакуют все быстро размножающиеся клетки подряд, у них есть четко определенная «мишень», поэтому они реже вызывают побочные эффекты. Наконец, иммунотерапия «обучает» иммунную систему распознавать и атаковать опухолевую ткань — это обеспечивает долгосрочный эффект и помогает снизить риск рецидива.

Однако, не всё так гладко. У иммунопрепаратов есть и минусы. Они работают далеко не у всех пациентов. Иногда опухоль удается уничтожить полностью, а иногда — лишь замедлить её рост. Ученые пока не могут объяснить, почему результаты лечения бывают такими разными. Несмотря на то, что побочные эффекты встречаются не так часто, как при химиотерапии, иногда они могут быть весьма серьезными.

Иммунотерапия — это всегда длительное лечение. Со временем иммунопрепарат, который помогал пациенту ранее, может перестать работать. К минусам можно отнести и достаточно высокую стоимость иммунотерапии при раке. Таким образом, в каждом случае решение нужно принимать индивидуально. Прежде чем назначить иммунотерапию, врач обязательно взвесит все возможные преимущества и риски.

Ещё один минус иммунотерапии — она подходит не для всех типов рака. Существует не так много онкологических диагнозов, для которых разработан препарат, способный точно и эффективно воздействовать на клетки данного рака. Однако это путь, по которому онкология продолжает идти, открывая всё новые и новые препараты и их комбинации, способные воздействовать на новые виды опухоли. Всё остальное — это исключительно преимущества, которые могут отменить остальные виды лечения уже в обозримом будущем.

Пробы и ошибки: первые годы иммунотерапии

«Иммунотерапия пострадала от множества чрезмерно раздутых ожиданий», – говорит доктор О‘Доннелл-Торми, ссылаясь, в частности, на характеристику моноклональных антител как «волшебной пули против рака», данную еще в 1970 году. К сожалению, вскоре после этого «волшебные пули» оказались по большей части «холостыми выстрелами».
«Когда не удавалось достичь результата, – говорит она, – все теряли интерес к этому направлению в целом».
Ранняя история иммунотерапии была отмечена начинаниями и ошибками – и, пожалуй, ошибок было даже больше. После осечки «волшебной пули» 1970-х годов в 1980-х годах потерпело неудачу первое моноклональное антитело, испытанное против лимфомы. Однако гораздо позже в том же десятилетии для лечения меланомы был одобрен интерферон гамма. В 1991 году был идентифицирован первый опухолевый антиген, который дал некоторым исследователям новую надежду на то, что мы действительно можем использовать возможности иммунной системы человека непосредственно для атаки на раковые клетки.
В то время как первое успешное моноклональное антитело (Ритуксимаб) было окончательно одобрено в 1997 году, в 1990-х годах также был отмечен ряд неудач с противораковыми вакцинами, которые многие считали мощным новым направлением профилактики рака. За выдающимся исключением вакцины против вируса папилломы человека, которая продемонстрировала способность предотвращать связанные с ВПЧ раковые заболевания, истории успеха в области иммунотерапии все еще были малочисленными и редкими на протяжении многих лет.
Переносясь вперед ко второму десятилетию 21-го века, иммунотерапия снова стала, по словам доктора О‘Доннелл-Торми, «новым фаворитом онкологии».«В 1991 году был идентифицирован первый опухолевый антиген, который дал новую надежду на то, что мы действительно можем использовать возможности иммунной системы…»

В 2011 году ингибитор CTLA-4 в качестве блокатора контрольной точки был одобрен для лечения метастатической меланомы – это был первый вид лечения, который влиял на общую выживаемость при поздних стадиях меланомы. С тех пор FDA одобрила 13 различных иммунотерапевтических средств для лечения 12 видов рака.
«Один научный журнал в 2013 году назвал (иммунотерапию) прорывом года, и она была в числе лучших достижений Американского общества клинической онкологии в 2016 году», отмечает доктор О‘Доннелл-Торми. «На недавней конференции Американского общества клинической онкологии в июне она была темой многих сообщений – большой шаг вперед по сравнению с тем, что было 10 лет назад, когда иммунотерапия была оттеснена в сторону, в небольшой конференц-зал без посетителей на последний день конференции.»
Ирония того, что иммунотерапия была названа «прорывом» в 2013 году, не ускользнула от доктора Ганди, которая повторяет напоминание доктора О‘Доннелл-Торми о том, что иммунотерапия никоим образом не является новой концепцией в лечении рака. Д-р Ганди, однако, проводит различие между активной и пассивной иммунотерапией – последняя, в частности, у нее и ее коллег-онкологов теперь вызывает большой интерес.
«Активная» иммунотерапия или попытка стимулировать ответ на опухоль включает в себя применение цитокиновых терапевтических (и) противораковых вакцин, которые на протяжении многих лет интересуют многих исследователей в области различных типов опухолей», – говорит д-р Ганди.
«Пассивная» иммунотерапия, в противоположность, является блокирующим подавлением иммунного ответа в опухоли или (ее) микроокружении. (Она) является более новой концепцией в лечении онкологии и началась с разработки антител против CTLA-4, а в последнее время переключилась на разработку антител против PD-1 и PD-L1».
Эти специфические антитела производят так называемую блокировку контрольных точек, это инструмент, который явно «активизировал» недавний энтузиазм по поводу новых иммунотерапевтических средств для лечения рака.

Кейтруда

Кейтруда (другие названия: Пембролизумаб, MK-3475) — инновационный препарат, который был одобрен FDA (Американским управлением по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) в сентябре 2014 года, и в настоящее время уже достаточно широко применяется для лечения меланомы на поздних стадиях.
В 2014 году Кейтруда получила статус «приоритетное рассмотрение» и «прорыв в медицине». Это означает, что Пембролизумаб был включен в группу лекарственных средств, способных повысить эффективность и безопасность лечения редких и серьезных заболеваний. Именно поэтому препарат был так быстро одобрен и внедрен в клиническую практику. Обычно это происходит намного дольше.

Как действует Кейтруда?

Препараты для иммунотерапии меланомы и других злокачественных опухолей существуют уже достаточно давно. Но они всегда имели низкую эффективность, и до недавнего времени ученые не знали, как справиться с этой проблемой.

Задача иммунотерапии — активировать иммунную систему больного, заставить её атаковать и уничтожать раковые клетки. Долгое время препятствием для достижения этой цели становился белок PD-1. Это иммуноглобулин, молекулы которого встроены в клеточные мембраны. Он играет роль в дифференцировке иммунных клеток.

Белок PD-1 блокирует работу иммунной системы. Он не дает Т-лимфоцитам распознавать и уничтожать раковые клетки.
Кейтруда содержит моноклональные антитела, которые блокируют PD-1. Препарат помогает убрать «тормоз», благодаря чему лимфоциты приобретают способность атаковать опухолевую ткань.

Когда применяется этот препарат?

Показания к применению Кейтруды:

  • метастазирующая меланома на поздних стадиях;
  • неоперабельная меланома;
  • отсутствие эффекта от лечения другими препаратами.

Насколько эффективна Кейтруда?

В Калифорнийском Университете в Лос-Анджелесе было проведено исследование, в котором приняли участие 173 человека с диагностированной прогрессирующей меланомой. Их разделили на две группы. В одной из них пациенты получали стандартную дозу препарата 2 мг на килограмм массы тела через каждые 3 недели. Во второй группе доза была увеличена в 5 раз (10 мг/кг).
У 24% пациентов, получавших препарат в дозе 2 мг/кг, опухоль уменьшилась более чем на треть. Повторный рост меланомы не отмечался, а эффект препарата сохранялся от 1,4 до 8,5 месяцев (в отдельных случаях — дольше).

Безопасна ли Кейтруда?

Второе исследование было проведено с участием 411 пациентов, которые имели прогрессирующую меланому и принимали Кейтруду. При этом тяжелые побочные эффекты со стороны кишечника, легких и печени отмечались редко.
Чаще всего у больных возникали такие побочные эффекты, как повышенная утомляемость, кашель, тошнота, сыпь, кожный зуд, снижение аппетита, запор, диарея, боли в суставах (источник данных об исследованиях — https://www.medicalnewstoday.com/articles/282101.php).

ФДТ при первичном и метастатическом поражении плевры

Накопление жидкости в плевральной полости – частое клиническое проявление злокачественного поражения плевры и является, как правило, конечной стадией развития опухолевого процесса многих локализаций. Для лечения метастатического плеврита применяют системную полихимиотерапию, внутриплеврально вводят противоопухолевые, неспецифические препараты. Приостановление накопления жидкости в плевральной полости при системной химиотерапии происходит в 30-60% наблюдений. 

В последние годы для лечения опухолевого плеврита при первичном и метастатическом поражении плевры стали применять внутриплевральную пролонгированную ФДТ с препаратом фотосенс. Лазерное облучение плевральной полости выполняют через цилиндрические диффузоры, которые устанавливают на весь период лечения к местам наибольшего опухолевого поражения. По данным ряда авторов, проведение пролонгированной внутриплевральной ФДТ у больных с мезотелиомой и метастатическим поражением плевры позволяет добиться стойкого прекращения внутриплевральной экссудации (выхода жидкой части крови через сосудистую стенку в воспаленную ткань) у 92% больных при сроке наблюдения до 3,5 года.

Таким образом, пролонгированная внутриплевральная ФДТ злокачественных плевритов позволяет добиться хорошего длительного эффекта и может являться методом выбора лечения при злокачественном плеврите. Внутриплевральная ФДТ позволяет создать благоприятные условия (прекращение накопления жидкости в плевральной полости) для дальнейшего противоопухолевого лечения и на длительный период улучшить качество жизни этой многочисленной категории больных. 

Пробуждение силы. История Нобелевских открытий

Человеческий иммунитет — вообще-то настоящая армия безжалостных убийц, и после каждой «боевой операции» по обезвреживанию очередного противника их необходимо успокаивать и переводить из военного в мирное положение. Этот механизм снижает температуру до нормальных значений и прекращает воспаления, когда опасность миновала и заражение побеждено.

Нобелевская премия по физиологии и медицине в 2018 году была присуждена американцу Джеймсу Эллисону и японцу Тасуку Хондзё за их независимые открытия в одной и той же области: как именно происходит это переключение из агрессивного в спокойный режим.

Ни один из ученых поначалу не думал о лечении рака. Оба они хотели яснее понять работу иммунного ответа. К тому моменту было ясно, что и на поверхности Т-клеток, и на поверхности антиген-презентирующих клеток (APC) есть рецепторные молекулы, которые и действуют друг на друга, провоцируя или замедляя работу иммунитета. Был открыт TCR — T-клеточный рецептор, которым Т-клетки распознают «вражеские» белки, выставленные на APC. Нашли главный комплекс гистосовместимости MHC (major histocompatibility complex), с помощью которого АРС как раз и преподносят на опознание Т-клеткам кусочки чужеродных белков. Свою Нобелевку за открытие этого сценария получили в 1996 г. Питер Доэрти и Рольф Цинкернагель.

Ученые понимали, что рецепторы на поверхности Т-клеток работают совместно с ко-стимуляторами на поверхности APC. Белок CD28 с поверхности Т-клеток выделили еще в 1980 году, вскоре на поверхности APC нашли молекулу B7. В ходе экспериментов исследователи группы Эллисона перенесли ген B7 в раковые клетки, и те стали отторгаться здоровой тканью. Оказалось, B7 соединяется с CD28 на Т-клетке, и тем самым запускает ее работу: Т-клетка уничтожает клетку опухоли, на поверхности которой «торчит» белок B7.

В 1987 году Эллисон обнаружил цитотоксический T-лимфоцитарный антиген-4 CTLA-4 (cytotoxic T-lymphocyte-associated antigen-4) — и выяснил, что по структуре этот белок похож на давно известный CD28, и тоже способен связываться с B7 — однако при этом действует совершенно обратным образом: останавливает иммунную реакцию.

Действие CTLA-4

Сначала медики собирались использовать этот «тормоз», чтобы бороться с аутоиммунными заболеваниями (когда иммунитет начинает атаковать здоровые клетки организма). Но Эллисон придумал гениальную вещь: не давить на тормоз, а отключить его.

Он разработал антитело-ингибитор (выключатель), которое связывалось с CTLA-4 и не давало ему сомкнуться с B7, чтобы отключить иммунные реакции. Свободные молекулы B7 связывались с CD28, Т-клетка активировалась и снова была готова убивать. Когда он в 1995 году провел опыты на больных раком мышах, стало ясно, что от таких Т-лимфоцитов с отключенными тормозами не могут скрыться даже хитрые клетки раковой опухоли. В 2010 уже были проведены успешные исследования на безнадежных больных. У некоторых пациентов исчезла меланома вместе с метастазами — невероятный результат!

Действие ингибитора CTLA-4 — ипилимумаба

В то же время в Киото Тасуку Хондзё нашел на поверхности Т-клетки другую рецепторную молекулу: PD-1 (Рrogrammed cell Death protein-1, Белок Программируемой клеточной Смерти-1). В ходе экспериментов (снова на многострадальных мышках) японец выяснил, что отключение гена, кодирующего этот белок, провоцирует у мышей симптомы аутоимунного заболевания — то есть ингибирование PD-1 тоже отключало «тормоза» у Т-лимфоцитов и делало их агрессивными и активными.

Хондзё выяснил, что PD-1 переводит Т-клетку в «спящий режим», когда связывается с белком PD-L1/ PD-L2 на поверхности антиген-презентирующей клетки (APC). Ингибитор PD-1 размыкал эту связь и снова активировал Т-клетки. Действие этого «тормоза» было похоже на действие CTLA-4, но проходило другим маршрутом.

Действие ингибитора PD-L1 — ниволумаба

Обе открытые «тормозящие» молекулы, CTLA-4 и PD-1, назвали иммунными контрольными точками (checkpoints) — именно их количество и активность заставляют Т-клетки принимать решение: успокоиться или начать воевать.

Выяснилось, что блокаторы CTLA-4 активируют иммунитет в общем, все Т-клетки, а ингибитор PD-1 — более специфично действует именно на опухоли, т.к. многие раковые клетки несут на себе «второй кусочек паззла», молекулы PD-L1/ PD-L2. Из-за этого лечение ингибиторами PD-1 дает меньший риск осложнений.

Иммунотерапия при раке яичников

В последние годы хирургическое лечение и химиотерапия при раке яичников значительно продвинулись вперед, и все же ситуация пока еще далека от идеальной. У многих женщин опухоль рецидивирует, перестает реагировать на препараты, которые помогали ранее. Из иммунопрепаратов при раке яичников в настоящее время применяется Бевацизумаб (Авастин) — представитель группы моноклональных антител, который блокирует фактор роста эндотелия сосудов. Раковые клетки синтезируют это вещество в большом количестве, чтобы стимулировать рост новых сосудов, обеспечить себя кислородом и питательными веществами. Некоторые методы иммунотерапии при раке яичников в настоящее время находятся на стадии разработки и тестирования: моноклональные антитела, ингибиторы контрольных точек, иммуномодуляторы, противораковые вакцины, иммуноклеточная терапия, онколитические вирусы.

Стоимость иммунотерапии в Европейской клинике

Стоимость курса иммунотерапии — от 150 тыс. р.

Для подробного расчета получите консультацию врача.

В Европейской клинике доступны наиболее современные химиопрепараты, иммунопрепараты, таргетные препараты для лечения рака груди и других онкологических заболеваний, одобренные на территории России. Мы знаем, как помочь, если рак прогрессирует, если не помогает химиотерапия, которую вам назначили в другой клинике. Мы можем помочь пациентам, которые желают принять участие в клинических испытаниях новых препаратов. Свяжитесь с нами.

Запись на консультацию круглосуточно

+7 (495) 151-14-53+7 (861) 238-70-54+7 (812) 604-77-928 800 100 14 98

Моноклональные антитела

Чужеродные вещества в организме человека называют антигенами. В ответ на их внедрение иммунная система вырабатывает специфические белковые молекулы — антитела. Каждое антитело связывается с соответствующим ему антигеном, после чего происходит ряд событий, приводящий к уничтожению чужеродного агента.

Моноклональные антитела — по сути искусственные заменители собственных антител человека. Каждое из них находит в организме свою молекулу-мишень и связывается с ней. В случае с онкологическими заболеваниями такой мишенью является определенное вещество, которое раковые клетки вырабатывают в достаточно большом количестве, а здоровые — в очень малом, или не вырабатывают вообще.

Различные моноклональные антитела действуют по-разному:

  • «помечают» раковые клетки и делают их «заметными» для иммунитета;
  • разрушают мембрану раковых клеток;
  • блокируют рост опухоли или кровеносных сосудов;
  • блокируют вещества, которые мешают иммунитету распознавать рак;
  • непосредственно разрушают опухоль.

Моноклональные антитела можно использовать для доставки к раковым клеткам других лекарств. Например, можно прикрепить к молекуле антитела радиоактивную частицу или химиопрепарат.

За последние годы в мире было одобрено и внедрено в клиническую практику более десятка разных моноклональных антител. Они применяются для лечения ряда злокачественных опухолей, обладающих определенными молекулярно-генетическими характеристиками. В настоящее время ученые работают над созданием новых препаратов, некоторые лекарства проходят испытания и, возможно, вскоре будут введены в клиническую практику.

Несколько слов от OncoInfo

В последние годы был достигнут прогресс в лечении метастатического рака молочной железы. Это позволило существенно повысить эффективность лечения пациенток с четвёртой стадии заболевания, возросла частота достижения частичной ремиссии, увеличились показатели выживаемости и продолжительности жизни. Несмотря на то, что такие препараты иммунотерапии, как ингибиторы контрольной точки, показывали свою эффективность при лечении некоторых видов рака, до недавнего времени роль этих препаратов в лечении рака молочной железы была ограниченной.

К счастью, лучшее понимание иммунной системы и того, как работают эти препараты, дает надежду на то, что в скором будущем препараты иммунотерапии займут свою достойную нишу в лечении онкологии молочной железы. Другие перспективные виды иммунотерапии рака молочной железы также активно тестируются в клинических исследованиях.

Статья по теме: Сколько живут с раком молочной железы 4 стадии?

Список использованных источников:

  • U.S. Food and Drug Administration. FDA Approves Atezolizumab for PD-L1 Positive Unresectable Locally Advanced or Metastatic Triple-Negative Breast Cancer. Updated 03/19/19
  • Сивак Л.А., Верьовкіна Н.О. Національний інститут раку, Київ. Імунотерапія при раку грудної залози: значення, перспективи, проблеми. №2(26) 2017
  • Schmid P, Adams S, Rugo H, et al. Atezolizumab and Nab-Paclitaxel in Advanced Triple-Negative Breast Cancer. The New England Journal of Medicine. 2018

О трудностях и перспективах

Принципы иммунопрофилактики понятны, на практике всё обстоит немного иначе. Проводятся десятки исследований, относящихся к третьей фазе внедрения препарата.

Существуют случаи, когда моноклональные антитела не срабатывают. Связано это с наличием в организме нескольких разновидностей маркёров опухолевой ткани.

Онкологическое заболевание под названием рак лёгкого — злокачественная, агрессивная опухоль. В течение первых 5 лет после обнаружения заболевания умирают 85% больных. Если у пациента диагностируется 4 стадия, то существует только один шанс из 50, что он проживёт ещё 5 лет. Есть несколько разновидностей этого рака. При одной из них опухолевые клетки имеют биомаркёр PD-L1. Таких пациентов около 25% от общего числа больных. Именно для них оказался действенным пембролизумаб. Остальным препарат не помогает. Но у некоторых увеличивается продолжительность жизни, удлиняется на 1 год срок стойкой ремиссии.

Другое перспективное направление — иммунопрофилактика, т.е. введение в организмрекомбинантной вакцины (сыворотки), основанной на опухолевых антигенах. Таким образом предупреждается рак шейки матки, вызываемый вирусом папилломы человека (ВПЧ).

При иммунотерапии (immunotherapy) используются не только моноклональные антитела, но и дендритные клетки. Они забираются у пациента с помощью экстракорпоральных методов, инкубируются с раковым антигеном. После этого дендритные клетки вводятся обратно пациенту. В результате активируется иммунная система, формируется лимфоцитарный ответ.

Другой способ — введение в организм разрушенной, лизированной опухолевой ткани. В результате также вызывается иммунный ответ.

Иммунотерапия — ворота в будущее, которые можно открыть с помощью науки, технического прогресса, оснащённых лабораторий и подготовленных кадров.

Оцените эту статью:

  • 4.46

Всего голосов: 89

Положительные факторы иммунопрепаратов

Лечение злокачественной опухоли проводится комплексно с применением всех видов терапевтического воздействия. Иммунотерапия обладает следующими основными достоинствами:

  1. Высокая эффективность при некоторых видах опухолей (вакцинация может стать лучшей профилактикой цервикального рака);
  2. Безопасность использования (малое количество побочного влияния на организм пациента);
  3. Возможность повышения значимости противоопухолевой защиты в борьбе с новообразованиями любой локализации;
  4. Изменение прогноза для жизни (существенное увеличение шансов на выживание).

Иммунотерапия при раке – это хорошее подспорье для врача-онколога, занимающегося лечением онкологических больных: с помощью простых лекарств можно оказать эффективное воздействие на противоопухолевый иммунитет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector